Форум «Охотники на все виды дичи и зверя. Центральный форум»

Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах... Подробнее
Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах мира и об условиях охоты в них. Сможете завязать новые знакомства, организовать компанию для охоты, получить ответы на самые разные вопросы. Владельцы собак смогут здесь найти натасчика и получить советы по дрессировке и уходу за своими питомцами. Кроме того, вы получите возможностью почитать охотничьи байки и отчеты об охотах, а также опубликовать свои интересные истории, фото и видео материалы. В специальном разделе можно продать или купить снаряжение, технику, оружие. Скрыть
Перейти к ленте форума   или  

Охота на кабана. Княжий завет. Часть6. Кабан

Местоположение отчёта: Украина → Щорский район. Охота в Черниговской области
Виды рыб/зверей/дичи: Кабан
Методы рыбалки/охоты: Загонная, С подхода

   Повисла тишина. Все уставились на Петровича, и сомнения последнего, если и были, то сплыли. Век не забуду как на наших минах повисло растерянное выражение.

  — Дми-и-трий! — крикнул протяжно Фурман.

   Тишина в ответ, и то ли от усталости, то ли от досады на егеря, кислое выражение наших лиц усилилось.

  — Ди-и-имка-а! — крикнул я в свою очередь. Тишина!

    Покричали еще — безрезультатно. Дмитрий качественно блудил, наверняка где-то из-за куста наблюдая за нами. Вот ведь хохочет, наверное! Покричали еще, постояли, покурили. Петрович принялся было звать, да Руслан пошел в сторону леса.

  — Ты куда это?

  — Хворост собирать — может он огонь увидит да на проблеск выйдет.

  — Вы что, тут ночевать собрались? — возмутился егерь.

  — А что, прикажешь друга в чужом лесу бросить? — со злой ноткой в голосе спросил Андрей, — хочешь — топай, а мы здесь остаемся!

   Развернулся и тоже двинул к лесу. Петрович с надеждой глянул на меня.

  — До лесничества километров пятнадцать? — осведомился я.

  — Это по прямой, — ответил егерь.

  — По ночи дорогами идти надо? — догадался я. Фурман утвердительно кивнул.

  — Ну, так это весь двадцатник будет! Остаемся. Пока долезем, если еще этот дурик найдется… — бросил я, и уже с тревогой добавил, — хоть бы вышел...

    На том, без особых проблем остались. Сибиряк Андрюха сварганил нодью, мы с Андреем наносили лапника и намостили что-то вроде гнезд вокруг костра, Петрович тем временем накрыл на стол, из запасов.

    Мирно трещал костер, раскисшие после ужина, мы тихо травили байки, и если бы не дерганье егеря на каждый шорох, сидели почти уютно. Часы показывали начало первого.

  — Слушай, Павел, а что, правда, в этих лесах сам Мономах охотился? — спросил вдруг Руслан.

  — Судя по летописям, да. Он вообще полюблял вокруг да около Чернигова на ловы выезжать.

  — Ничего себе вокруг, — включился в разговор Петрович, — от Чернигова, поди, километров шестьдесят будет.

  — По тем временам не расстояние, — ответил я, и на удивленные взгляды товарищей продолжил мысль, — восточные рубежи Черниговского княжества терялись где-то в верховьях Дона, потому шестьдесят километров, это почти что у Чернигова.

  — И на кого он охотился здесь? — поинтересовался Андрей.

  — Да дичи хватало всякой. Хочешь процитирую тебе самого Мономаха на сей счет? — решил блеснуть знаниями я.

  — А ну?!

  — За точность цитаты не ручаюсь, ибо она дошла до наших дней через третьи руки, но архиепископ Черниговский Филарет Гумилевский пишет об этом так: "Вот что делал я в Чернигове, — пишет Мономах, — своими руками вязал я диких лошадей, по десять и двадцать коней в пущах. Два тура бросали меня рогами и с лошадью; один олень бодал меня, лось топтал меня ногами, а другой бодал рогами. Кабан вырвал у меня от бедра меч. Медведь укусил меня у колена, лютый зверь скочил мне на колена и свалил лошадь со мною, но Бог сохранил невредимым."

  — Отчаянный был мужик, этот Мономах! — восхитился Андрей.

  — Время такое было — то рати, то ловы, и выживали сильные и ловкие.

  — Может и слово-то "ловкий" от "ловов" этих происходит? — задумался Руслан, — а что ловы-ловкий!

  — Охотник и должен быть ловкий, и смелый… — начал, было, Петрович.

  — И честный! — ляпнул с подтекстом Руслан.

   Чтоб сгладить неловкость я продолжил "лекцию", и про это у князя Владимира тоже есть, в "Поучениях": "Смерти бо дети не боясь ни на рати, ни от зверя, дело мужеское вершите, как вам бог даст. Ибо когда от войны, и от зверя, и от воды, и с коня падая, не умер я, то никто из вас не сможет покалечиться и убиться, дотоле не будет это богом повелено. А если от бога будет смерть, то ни отец, ни мать, ни братья не смогут от нее вас отнять, ибо хоть лепо это, беречься, та божий оберег лучше есть от людского".

  — Ну что, мужики, давайте, наверное, спать, — заключил Руслан, — утро вечера мудренее.

  — Костер оставим, — продолжил его мысль я, — увидит его Димка — выйдет. Не выйдет — пойдем поутру искать. В крайнем случае, в лесу он в лесу заночует.

  — И то верно, — зевнул Андрей, — не маленький уже.

   Петрович отмолчался, недовольно зыркая на нас. Завернувшись в лапник, улеглись спать.

   Я запрокинул голову и залюбовался звездами. Небо было удивительно темным, черным почти, казалось — протяни руку, и дотронешься до крохотных серебристых искорок над головой. Луны не было, и, наверное, от того они были особенно яркими, а лучи их, перемигивающиеся и вроде переливающие свет друг-другу, тихо тянулись к земле. Где-то в кустарнике сбоку раздался неясный шорох. Это, наверное, наш "заблудший" по чаше пробирается, подумал я. Однако вслед за этим неясным шумом я услышал ритмичный топот. Приподняв голову, я сел и оглянулся. На уровне человеческого роста от земли подымался туман, и кроны дерев, окружавших поляну, казалось торчали прямо из воздуха, а меж их стволами, что-то неясно мелькало. Топот приближался, и было похоже на то, что кто-то гонит табун лошадей или стадо коров по лесу, но кому в такую пору придет в голову перегонять скот? В просветах леса замелькали огни и через некоторое время на опушку выехала кавалькада из двух десятков всадников. Ноги коней терялись в тумане, оттого, казалось, что плыли они по воздуху, и топот был несоритмичен покачиванию их тел. Горящие в руках верховых факела придавали их облику еще более мистичный оттенок, и я, честно признаться, опешил, когда кавалькада повернула к нам, и чего греха таить, потянулся за ружьем. Выехавшие на поляну всадники приблизились к нашему биваку, и остановились на краю света и тени. Одеты они были странно, в каких то не то рубахах, не то куртках, странного покроя, стянутые у пояса ремнями. Более того, их силуэты беспрестанно колыхались, в неверных отблесках костра. В руках они держали не то пики, не то копья. Один из них двинулся по краю света прямо к спящему егерю. В холодном осеннем воздухе раздался, вдруг зычный, отраженный лесным эхом голос:

  — Вставай, ловчий! — фигура ткнула рогатиной в спящего Петровича, — вставай, собака, когда князь с тобою говорит!

   Я хотел, было что-то сказать, но речь словно отняло, руки не слушались, и зажатое в них ружье никак не хотело прийти в движение. Фурман проснулся и сел, все еще не понимая, что происходит.

  — По што, падаль, молодцов морочишь? Пса мерзкой травой травишь? Али мало тебе лес божий дает, чтоб на ловцах наживаться?! — голос гремел, словно усиленный мегафоном. Петрович, не мигая, глядел на всадника и сникал на глазах, — Я своим воеводам, во всех походах и ратях, заповедал беречь ловчих пуще ока своего,  а тебя, лихо, и ловчим назвать грех! Прими же смерть свою!

   Фигура на лошади занесла над егерем рогатину, по древку пики пробежала молния, и грянул гром. Меня аж подбросило от звука, я сел… и проснулся уже сидя. Прижавшись к корявому стволу древнего дуба, бледный, ни кровинки в лице, сидел Фурман, рядом с ним лежало дымящееся ружье.

  — Кто?.. Чего?.. — сел на постели из веток Андрей, — князь… что это было?

  — Ты тоже видел князя? — спросил спросонья Руслан.

  — И дружинников на лошадях, — подтвердил я.

  — Петрович, ты жив? — поинтересовался Руслан.

  — Вроде… — промямлил тот и заплакал как ребенок.

  — А что это бахнуло? — спросил Андрей и сам ответил на свой вопрос, — ружье, что ли не разрядил, Петрович?

   Тот, не прекращая рыдать, утвердительно закивал головой. Прислоненное к дереву, по халатности владельца не разряженное на ночь ружье, упало наземь и выстрелило. Счастье наше, что ни в кого не попало.

  — Вы чего тут палите? Не настрелялись за день?! — раздался из кустов голос "нашей пропажи". Димка вышел к догоравшему костру и все наперебой начали рассказ про Мономаха. Дмитрий, меж тем, присел к костру, и как ни в чем не бывало, стал ужинать. Он хитро улыбался, слушая наш путанный и сбивчивый рассказ, а когда мы замолкли изрек:

  — Ну и брехуны ж вы! Надо же, из глубины веков к ним сам Владимир Мономах пожаловал!

  — Да точно видели! — вступился за всех Андрей.

  — Верю! Верю, Павел вам на ночь про свои рукописи рассказал — вот вам и пригрезилось, а тут ружье бахнуло, вот, с перепугу, все ваши сны и перемешались в один сюжет! А Петрович больше всех — ведь рядом с ним ружье выстрелило? Верно, говорю, а, Петрович?

  — Не-е-е, — проблеял егерь, — был князь...

  — Ну, был так был — бог вам судья! Я ничего не видел, намаялся за день, еле вас отыскал, вот… так что мне и бог велел на боковую, а то с вами и до двенадцатого века договориться можно! — заявил Дмитрий и улегся, в приготовленную для него "постель".

  — Ты там, ясновидец, — продолжил он, уже откровенно грубя Фурману, — хворосту в костер подбрось — хоть что-то хорошее сделай за день, а то князь на том свете не простит тебя, за согнанного подранка да за собачку!

   Петрович лихо метнулся, подбросил хворосту в костер и вновь замер под деревом, глядя в одну точку. Минут через пять Димка уже богатырски храпел, а мы все так и не смогли заснуть до самого утра, возбужденные ночным происшествием.

   Наутро Петрович уже не противился тому, чтоб добрать кабана, и мы его без особых проблем добрали. Пули, попавшие в вепря накануне, сделали таки свое дело: одна, как и говорил егерь, попала в самый верх задней ноги, вторая же, поломав ребра, судя по всему срикошетила куда-то от "брачного мозоля" кабана. От потери крови, и, очевидно, от внутренних повреждений, кабан ослаб настолько, что при виде вышедшего на него Димки, только и смог, что привстать на передних ногах. Дмитрий прекратил его мучения метким выстрелом, которым, собственно, мы и закрыли нашу долгожданную и бесценную лицензию.

    После этой охоты мне вновь приснилось селение с домом возле кладбища на горе; у обочины все так же стоял храм с перевернутыми в нишах фигурами святых. Только мне подумалось: вот опять пройду мимо церкви, а в нее так и не зайду, как передо мною, возник в боевом облачении статный витязь, и заступил мне дорогу:

  — Нечего тебе здесь бродить, добрый молодец! Не время! Вот ловчего я жду, сына Петрового, а ты ступай и не ходи тут больше.

   Образ князя растаял, и я проснулся. С тех пор мне больше не снится зловещий поселок, и образы умерших родственников не тревожат во снах мою душу.

    Можно было бы на том и закончить рассказ, присовокупив ко всему то, что Петрович перестал "левничать", и охоты проводил исключительно правильно, честно обкладывал зверя и ставил номера.   Однако  это  было  бы неправдой. Старый егерь уже через год после этого случая обдурил очередную бригаду доверчивых охотников, и, думаю, дурит и по сей день. Но, где-то там, за гранью времени, его ждет князь-охотник со своей дружиной, а уж он-то не спустит и не простит...

 

 

Комментарии0

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Идет загрузка...