Форум «Охотники на все виды дичи и зверя. Центральный форум»

Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах... Подробнее
Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах мира и об условиях охоты в них. Сможете завязать новые знакомства, организовать компанию для охоты, получить ответы на самые разные вопросы. Владельцы собак смогут здесь найти натасчика и получить советы по дрессировке и уходу за своими питомцами. Кроме того, вы получите возможностью почитать охотничьи байки и отчеты об охотах, а также опубликовать свои интересные истории, фото и видео материалы. В специальном разделе можно продать или купить снаряжение, технику, оружие. Скрыть
Перейти к ленте форума   или  

Охота на гуся. Заложник разлива. Часть21

Местоположение отчёта: Украина → Городнянский район. Охота в Черниговской области
Виды рыб/зверей/дичи: Гусь серый
Методы рыбалки/охоты: В засидке, С подхода

В таком вот оптимистичном настроении я собрал весь свой инструмент, и взбежал на горку. Остановился перевести дух и запнулся на вдохе… Над рекою разнесся детский крик! В этом не могло быть никаких сомнений. Я выдохнул и вслушался — снова пронзительно закричал ребенок, а берегом реки что-то мелькнуло белое. В причудливых вихрях тумана могло показаться что угодно, и, чтоб развеять сомнения для самого себя, я решил остаться и разглядеть. Меж тем туман, словно нагоняемый кем-то искусственно, наползал на речной берег, меняя очертания береговой линии и кустов вдоль нее, выхватывая причудливые образы из вполне обычных предметов. Я уже почти поверил в обман собственного зрения, как из-за туч вдруг возникла луна, и в ее лучах из клубов тумана неожиданно вышла-вытекла женская фигура в белом. Сразу вскрикнул ребенок, и завизжал уже истошно, с подвывом, так, что кровь застыла в жилах.

      В том, что любопытство мое иссякло, я понял уже на бегу. Дикий панический ужас овладел всем моим существом — я несся, перемахивая канавы и "ножницами" перескакивая уцелевшие изгороди, пока не влетел в свое убежище. Закрыв и подперев за собою дверь, я долго не мог перевести дух. Погодя пришел в себя, и испытывая неведомое мне доселе состояние: когда не знаешь даже верить или не верить самому себе, механически, не задумываясь стал разжигать печь. Когда огонек окреп и загудел потрескивающими дровами в топке, я огляделся и понял, что в доме больше дров не осталось. Надо было выходить во двор… Сама мысль об этом ввергла меня в ужас, но здравый смысл таки победил — не мерзнуть же мне из-за призрака, а то не ровен час и самому призраком стать недолго. На том, сжав зубы и кулаки, со всей возможной скоростью кинулся к дровяному сараю. На ощупь схватил охапку дров, нагреб в дерюгу с полведра угля и кинулся назад. Крик, которого я подсознательно ждал, застал меня на крыльце, и невидимой плетью загнал внутрь жилья. Закрыв за собою дверь, я словно совершил переход между мирами. Там за окном были ужас и зло, здесь же, в неровном свете горящих дров царило совсем другое настроение.

     Спокойствие и уют, умноженные на некоторую негу, властно царствовали в старом медпункте. И то ли здесь люди хорошие жили и работали, то ли место такое было доброе, но как-то спокойно вдруг стало мне, и по-домашнему тепло. Подкинув дров в огонь, зажег свечу, и сразу стало все нипочем, а когда забулькал чайник с гусятиной, и в ноздри ударил вкусный запах еды, во мне вообще проснулся дикарь, которому в тот момент точно не было никакого дела ни до чего кроме ужина. Так, гастрономически переборов свои страхи, я прилег отдохнуть. Только теперь я понял, как сильно я устал за день — болело решительно все: и ноги, и руки, беспощадно ныла натруженная спина, горели на руках мозоли, а плечи даже сводило судорогой. Постепенно ломота проходила из острой фазы во вполне терпимое нытье, и после дня физических упражнений и мистических стрессов, во мне просыпалось любопытство. Руки сами потянулись к дневнику фельдшера, и я продолжил свое, традиционное уже вечернее чтение.

 

      Каждый человек представляет себе знахаря по-своему: чаще всего в сознании возникает некий эпический персонаж длинноволосый, мохнобровый, усато-бородатый старик в какой-нибудь вышитой сорочке, полотняных штанах и опоясанный обязательно пеньковой веревкой. Я же, имея некоторый опыт общения с подобным контингентом, ждал скорее шустряка-шарлатана, с хитрыми глазками и напускной степенностью… однако, вскоре, увидел совсем не то, что ожидал.

     Театр, как известно, начинается с вешалки, и если применить это правило к усадьбе знахаря, то основательно срубленный дом, высокий свежевыкрашенный забор с крепкими воротами, да идеальный порядок во дворе, охраняемом здоровенным цепным псом, походили больше на жилище зажиточного землепашца, такого себе куркуля, нежели человека, вхожего в «иные» сферы бытия. Едва мы ступили на высокое крыльцо, как дверь отворилась и на пороге возник, крепкий как дуб, пожилой мужчина, лет шестидесяти пяти. Он был чуть выше среднего роста, широк в плечах и коренаст; аккуратно подстрижен и гладко выбрит, с открытым лицом славянского типа и обильной сединой в некогда русых волосах. Одно только было в нем «знахарье» — густые, низко нависшие брови над пытливыми, проницательными глазами, а так – мужик как мужик, ничего особенного. Одет он тоже был обычно: в серый шерстяной свитер домашней вязки и  коричневые брюки, никаких амулетов, колец и талисманов на нем не было, что вконец разочаровало мою, не в меру разгулявшуюся, фантазию.

  — С чем пожаловали? – прямо с порога спросил он. Второй человек за утро со мной не поздоровался, это что обычай у них такой?

  — Тут вот какое дело, Захар… — начал, было, Валера.

  — Сам вижу какое! – неожиданно резко перебил его знахарь, бросив на меня внимательный взгляд, — иди себе, мы с фельдшером сами разберемся. Привел – спасибо, а воздух лишний раз сотрясать не надо.

    Валера как-то, вдруг, сник, и как школьник, наказанный учителем, покорно шмыгнул со двора.

  — Заходите, Григорий Кириллович! – отступив в сторону, просто пригласил меня Захар.

      Я вошел вслед за хозяином в просторную гостиную, с русской печью и простыми сельскими лавками вокруг самодельного и грубоватого стола. Убранство комнаты было типичным для данной местности – крахмальные занавески на окнах, в углу старинный шкафчик для книг и мелочей, в другом углу традиционный рушник… Стоп! А икон-то нету! Вместо икон под рушниками стоял огромный сноп ржи да маленькая лампадка, и все. Все чем отличалась светлица знахаря, помимо отсутствия икон, это обилием пучков засушенных лекарственных трав, подвешенных над челом печи. Если честно – я был разочарован. Никакой таинственности, никакого показного мистицизма ни в облике хозяина, ни в интерьере его жилья не присутствовало, и, соответственно, не настраивало посетителя на какой-либо определенный лад…

      Меж тем, хозяин усадил меня на лавку за стол и, сев напротив, неожиданно спросил:

  — Ну, что, Кирилыч, встретился с висельницей?

  — Встретился, — честно ответил я, особо не удивившись информированности Захара. Валера уже все мог успеть сообщить.

  — Зря ты так! Валеру я ни вчера, ни сегодня не видел – тень на тебе лежит. В спину ты нежити зашел, и в глаза заглянул, а душу твою помутил крик истошный. Живому лучше неупокоенных не слышать.

    Челюсть моя отвалилась сама собой. И вид у меня, наверняка, был дурацкий – рот открыт и глаза хлопают от удивления. Захар по-доброму и с тенью какой-то запредельной усталости улыбнулся:

  — А никто не верит! Даже те, кто приходит ко мне за помощью в десятый раз, сомневаются.   Такова природа человеческая, ибо вера — это самое трудное, хоть и самое ценное из того, что дается человеку при жизни. Поверишь – сможешь все, будешь сомневаться – протопчешься всю жизнь на одном месте и так ничего путевого не совершишь, проспишь, проешь, пробудешь… как скот бессловесный, — знахарь закончил свой монолог и спросил в характерной утвердительной манере, — не спал всю ночь? Дрожь била? Страх поутру не прошел? Мысли путаются?

      С каждым вопросом, не дожидаясь ответа, Захар утвердительно кивал, словно перечислял симптомы одному ему ведомого диагноза.

  — Будем катать, — наконец заключил он.

  — Все, что нужно, — знахарь стремительно поднялся и выволок из-под стола тяжелую табуретку, — это сесть сюда.

      Я подчинился, решив хоть понаблюдать за манипуляциями конкурента, раз уж пришел. Захар мелом очертил вокруг меня круг на полу, и у меня мелькнула идиотская мысль: сейчас свечей назажигает и заклинания прочтет… Это было последним что я запомнил — меня вроде выключили. 

Комментарии7

 короче… а  че  там  ?  скоро продолжение  будет?laugh

Стрельцов Анатолий,
 короче… а  че  там  ?  скоро продолжение  будет?

Будет-будет! Я ж еще две части только вот выложил...

Дубровский Павел,
Будет-будет! Я ж еще две части только вот выложил...

 ну  характер  такой… нетерпеливый… все  , сразу  и сейчасlaugh

Стрельцов Анатолий,
 ну  характер  такой… нетерпеливый… все  , сразу  и сейчас

Терпение красит охотника! И… всячески способствует эффективности оного на охоте! laugh

Дубровский Павел,
Терпение красит охотника! И… всячески способствует эффективности оного на...  >>> 

yeslaugh согласен., на  все  100.

Стрельцов Анатолий,
 согласен., на  все  100.

smiley

Ну вот и продолжение смотрим!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Идет загрузка...