Форум «Охотники на все виды дичи и зверя. Центральный форум»

Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах... Подробнее
Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах мира и об условиях охоты в них. Сможете завязать новые знакомства, организовать компанию для охоты, получить ответы на самые разные вопросы. Владельцы собак смогут здесь найти натасчика и получить советы по дрессировке и уходу за своими питомцами. Кроме того, вы получите возможностью почитать охотничьи байки и отчеты об охотах, а также опубликовать свои интересные истории, фото и видео материалы. В специальном разделе можно продать или купить снаряжение, технику, оружие. Скрыть
Перейти к ленте форума   или  

Интересный вариант волчьей проблемы разработан в Белоруссии

 

 

«Браканьерства ў лесе», — Вадим Сидорович показывает разграбленное волчье логово на берегу реки в Налибокской пуще. Часто волчица оставляет детенышей в норе, а если волчат пытается достать чужой — они отползают все дальше по небольшому ходу под землю. Здесь до волчат и добрались, вырыв несколько глубоких шурфов к подземному укрытию. Теперь волчица и волк будут приходить сюда вплоть до осени в поисках украденных или убитых детенышей. В редакцию TUT.BY обратился ученый, который жалуется на порядки в заказнике «Налибокский», где он десятилетиями исследует волков.

Волчонок в дикой природе Налибокской пущи. Фото из личного архива Вадима Сидоровича.

Волчье дело. Как в Беларуси одновременно истребляют волка и пытаются его защищать

Хутором в Налибокском заказнике Вадим Сидорович владеет уже пятнадцать лет. Он известный в мире исследователь хищников, прежде всего волков, рысей и выдр. О волках белорус написал не одну научную работу.

Вадим Сидорович — главный научный сотрудник Центра по биоресурсам Национальной академии наук. За свою практику белорус отыскал и изучил 65 волчьих логов, в то время как в багаже зарубежных исследователей той же темы не наберется и десяти.

Вадим Сидорович везет нас по запутанным дорогам среди леса к своему хутору и дает вводную информацию и про волков, и про Налибоки.
— Пачну з ваўкоў. Калі Беларусь была ў Савецкім Саюзе, была стратэгія на вынішчэнне ваўка, каб гэтага гатунку ўвогуле не было. Воўк мог быць забіты ў любым месцы ў любы час без спецыяльнага дазволу. Ён выжываў толькі з-за таго, што такі кемлівы і ў жыцці надта сцярожкі: мог пазбягаць чалавека, хаваць свае логвішчы.

В поздние советские годы волков преследовали, можно сказать, по старой памяти. Во время Первой и Второй мировых войн в Налибокской пуще прятались тысячи беженцев и партизан. Люди пытались прокормиться и истребили привычную для волков пищу — копытных, бобров, зайцев.
— І воўк пачаў есці чалавечыя трупы, бо іх было шмат. Стаў нападаць на аслабленых людзей — старых, дзяцей. Падчас войнаў і пасля іх не адзін чалавек быў з’едзены ваўкамі.

Годов с 60-х–70-х волк не трогает людей, говорит ученый, потому что лесному хищнику хватает привычных жертв. Опасность представляет бешеный волк, но бешеные лисицы и енотовидные собаки, например, встречаются в сотни раз чаще. Вместе с тем бешеный волк сильно ослаблен и при нападении обычно не способен загрызть человека — кусает, но не концентрируется на одном объекте.

Волк в Налибокской пуще. Снимок сделан при помощи фотоловушки — ученый устанавливает их в заказнике для наблюдения за жизнью хищников.

Пять лет назад в Беларуси появился План управления популяцией волка, Вадим Сидорович — один из его разработчиков.
— План кіравання павінен рабіць папуляцыю ваўка дэмаграфічна жыццяздольнай і ў той жа час бяспечнай для чалавека. Кампрамісная сітуацыя.
По этому плану управления строго запрещено охотиться на волков в границах заказников и заповедников.

Однако в правилах охоты волк по сей день считается нежелательным видом, а это фактически означает право на повсеместное уничтожение. На такое противоречие обращают внимание защитники природы.

Помимо волка в сфере интересов ученого — вся Налибокская пуща. По истории этого крупнейшего лесного массива он написал книгу. Три тома (1300 страниц) Вадим Сидорович издал за свои деньги и собирается подарить крупным библиотекам.

«Разрешить охоту на одного волка — считай, разрешить охоту на всех»

Ученый убежден: вместо того чтобы становиться на природоохранные позиции, администрация заказника «Налибокский» лоббирует интересы охотников. В заказнике и без того есть зона, где можно охотиться на лося, оленя, косулю, бобра. В этот список порываются включить еще и волка, охота на которого в заказнике запрещена.

Администрация заказника по нескольку раз в год обращается в Минприроды за разрешением охотиться на волка, из министерства письма приходят на согласование в Центр по биоресурсам, где работает Вадим Сидорович. Центр при Академии наук разрешения не дает, ссылаясь на тот самый План управления популяцией волка.

Волки в живой природе Налибокской пущи. Снимок сделан при помощи фотоловушки Вадима Сидоровича.

Ученый объясняет: разрешение «на волка» даст заказнику возможность продлить охотничий сезон в своих границах.
— Сёння сезон там вельмі абмежаваны. Час скончыўся — і ўсё, са стрэльбай гасцей не запросіш. Да таго ж, на ваўка надта цікавае паляванне.

Гэта не тое што падвезлі на паляўнічую вежу чалавека са стрэльбай і ён з гэтай вежы забіў жывёлу. Гэта трэба ездзіць доўга па заказніку, вышукваць сцежкі, потым чырвонымі сцяжкамі на вяроўцы рабіць аклад — палохаць ваўка. Адчуванне такой нядобрай моцы: забіў ваўка — значыць, ты такі «кульны» паляўнічы.

В письмах заказник ссылается на то, что на их территории ситуация тяжелая, что волки убивают животных, пригодных для охоты, и бродячих собак. По поводу первых ученый объясняет, что это нормальное природное явление, ведь волк — хищник, а значит, не ест травы. Что касается бродячих собак, для волков они — конкуренты на территории. И это будет так, даже если в заказнике волк останется всего один.

С каждым годом, говорит Вадим Сидорович, желание заказника наладить охоту на волков все сильнее. Такая настойчивость его не удивляет, потому что в администрации заказника сегодня «сплошные охотники». Например, директор заказника «Налибокский» Василий Гурков до 2013 года возглавлял РУП «Белгосохота».

— Яны перш за ўсё бачаць, як ператварыць заказнік у паляўнічую гаспадарку, — считает ученый.

Волк в дикой природе Налибокской пущи. Снимок сделан при помощи фотоловушки Вадима Сидоровича.

«І пачалі браканьерыць на ваўкоў»

Ученый знакомит нас с историями, которые его тревожат. Первая произошла в феврале, когда на агроусадьбе жены Вадима Сидоровича останавливалась группа туристов из Германии, среди них — два немецких профессора-биолога.

— Яны прасілі паказаць, як я падвываю на ваўкоў, бо воўк адзываецца. И мы знайшлі свежыя воўчыя сцежкі. Там жа сустрэлі егера заказніка Юрыя Мазуру. Калі прыехалі на месца ўцёмначы, то глядзім: перыметр каля шасці кіламетраў абкладзены сцяжкамі чырвонымі. Гэта пачатак палявання на ваўкоў. Зараз я б адразу выклікаў інспекцыю па ахове прыроды, а тады падумаў: можа, дазвол ім далі… У Мінпрыроды з раніцы мне сказалі, што дазвола не давалі. Мы на месца — а там ужо сцяжкі знятыя.

Cейчас по тому факту разбирается Воложинское РУВД. Немцы, которых ученый водил по пуще, готовы дать показания как свидетели.

— У тэлефоннай размове егер не адмаўляў, што рабіў абклад. Кажа, што гэта «для эксперыменту»: правяраў, ці палохаюцца ваўкі яшчэ іх ці ўжо не. Дык можа, «для эксперыменту» са стрэльбай хадзіць без дазволу? Афіцыйна такі абклад — пачатак палявання. Нават перавозка гэтага ў заказніку — ёсць браканьерства. Я сказаў егеру: «Тое, што ты зрабіў, — ёсць браканьерства, ты болей так не рабі». Дырэктар Васіль Гуркоў па тэлефоне мне сказаў, што разбярэцца.

Так выглядят красные флажки, которыми обкладывают территорию в начале охоты на волков. Животные пугаются флажков и не могут выйти за них, оставаясь в своеобразном загоне.

В конце февраля в той же местности был найден мертвый волк с перебитой пулей лапой, рассказывает ученый.

Еще одно происшествие случилось в мае. Вадим Сидорович изучал в пуще волков и бродячих собак вместе с исследовательницей из Бельгии. Тогда и нашли волчье логово в барсучьей норе.

— Нару закрывалі галіны елкі. Мы падыходзілі бліжэй да лагавішча па вадзе, каб ваўчыца не пачула паху і не знесла сваіх дзяцей. Мы разгледзелі, што ў лагавішчы шэсць ваўчанят. Перад тым, як сысці, на другім беразе ракі я паставіў фотапастку. Спадзяваўся на фотаздымкі, калі ваўчаняты будуць вылазіць. Але фотапастку паставіў вельмі чуйна — яна рэагавала на галіны, вецер, свет і цені… Шматлікія фотаздымкі «забілі» картку памяці і тое, што адбывалася з ваўчанятамі, камера, нажаль, не зафіксавала.

Вход в нору — за поваленной елкой, выше реки. Фото из архива Вадима Сидоровича.

20 мая Вадим Сидорович обнаружил, что норы разграблены.

— Каб іх дастаць, гэтых ваўчанят, браканьеры пачалі раскопваць норы. Раскопвалі паступова, а ваўчаняты далей адпаўзалі. Вырылі сем шурфоў, каб дастаць! Так — пакуль усіх не адлавілі, — реконструирует события ученый. — У тыя дні неаднаразова бачыў там егера, якога даўно ведаю, — ён цікавіўся воўчымі сцежкамі.

Мы осматриваем разграбленные норы сразу после дождя, который густо полил пущу. Вадим Сидорович говорит, что в сухую погоду здесь будут хорошо видны волчьи следы: "Бацька і матка будуць хадзіць увесь час вакол нары — у тысячны раз падыходзіць, нюхаць, дзе там тыя ваўчаняты. Да восені будуць шукаць. Нават калі браць ваўчанят з лагавішча для паляўнічай гаспадаркі — абавязкова двух, трох бацькам пакідаць трэба".

Вадим Сидорович говорит, что эти две истории стали последней каплей, которая заставила его обратить внимание на проблемы заказника «Налибокский». Ученый подал заявление в прокуратуру и написал обращения министру природных ресурсов и министру лесного хозяйства.

Собеседник вспоминает: в феврале 2015 года обнаружил в заказнике браконьерский капкан, поставленный на лесную куницу. Позвонил одному егерю — тот ответил, что знает, чей капкан, и скажет, чтобы его забрали. Позвонил второму — тот ответил, что это не его охранная территория.

— Калі я паведамляў дырэктару заказніка пра факты браканьерства — чаму б яму не прыехаць на месца, не паспрабаваць вызначыць, хто гэта зрабіў? Гэта ж і ў інтарэсах заказніка — каб на іх тэрыторыі быў парадак. Але замест гэтага яны пачынаюць ваяваць з вучоным, які паказвае гэтыя факты.

Вадим Сидорович припоминает, что больше года назад сотрудники заказника забрали фотоловушки, которые он расставил для наблюдения за животными:

— На фотапастках было пазначана, што вядуцца навуковыя даследванні, што фотапасткі — прыватныя, быў пазначаны мой нумар тэлефона для сувязі. Тэлефаную ў заказнік: «Не вы забралі фотапасткі?». Адказваюць, што са мной будзе размова. Я ведаю і спраўдзіў у юрыстаў: ніякай забароны ставіць фотапасткі ў лесе няма. Гэта не забаронена ні агульнымі законамі, ні палажэннем заказніка. Юрыст нават сказаў, што можна ехаць за камерамі з міліцыянерам і складаць пратакол. Фотапасткі не танныя, гэта ведаеце, як забраць аўтамабіль без вашага дазволу. Вярнуў фотапасткі пасля ліста ад Цэнтра па біярэсурсах. Ужо зараз, пасля маіх скаргаў, прыязджаў чыноўнік ад Мінлясгаса, які падцвердзіў, што фотапасткі я магу ставіць дзе хачу.

Ученый добавляет: свою научную работу с администрацией заказника согласовывать не должен, поскольку она не связана со вмешательством в природу.

— Калісьці, з 1997 года па 2004 год, каб даведацца значна болей аб жыцці ваўкоў, я знакаваў ваўчанят. Ампуціравалі адзін менш значны палец спецыяльным ветэрэнарным чынам. Гэта была праца на аматарскіх пачатках і пераважна не ў Налібоцкай пушчы. На гэта не трэба было спэцыяльнага дазволу, бо ў тую пару на Беларусі любы чалавек мог беспакарана нават забіць знойдзеных ваўчанят ды яшчэ і атрымаць за гэта ганарар, — рассказывает Вадим Сидорович. — Але з той пары я ўжо не праводжу гэтую працэдуру, што можна прасачыць па маіх навуковых працах. Умяшальніцтва ў прыроду не раблю, анічога ў заказніку не бяру, толькі назіранні і рэгістрацыя ўбачаннага. Раней мы рабілі рознага кшталту жываадловы, напрыклад, янотападобных сабак дзеля телеметрычных даследванняў. Вось на гэта трэба было браць дазвол Мінпрыроды і рэгістрацыя яго па месцу — каб гэта было цяпер у заказніку Налібоцкім, то менавіта ў адміністрацыі.

Так выглядят волчата в открытом логове. Фото из архива Вадима Сидоровича.

Спасти глухарей и столетние дубравы

Вадим Сидорович говорит, что беспокоится не только о волках. Исследователь ведет нас на глухариный ток и рассказывает о глухарином питомнике, который создали в заказнике «Налибокский». Питомник нужен для того, чтобы спасти исчезающий вид: часть выводка планируют выпускать в дикую природу, а часть — продавать. «Дырэктар заказніка Васіль Уладзіміравіч Гуркоў расказаў, каб злавіць аднаго глушца, спатрэбілася 100 пастак! Калі птушка трапляла ўнутр, у заказнік паступаў сігнал. Супрацоўнікі адразу ж выязджалі на месца», — писала в июне районная газета «Працоўная слава».

Ученый словам про современные ловушки не доверяет. Он показывает журналистам те, которые, по его мнению, могут принести пойманным птицам немалый вред.

«Падчас току глушэц прылятае сюды. Птушка закранае колышак і гэтая цяжкая штуковіна на яе падае. Калі такая дасць па крылу — яно зломіцца. Глушэц будзе пад ёй біцца — паабшоргаецца, спужаецца. Такое нельга ўжываць увогуле. Я праверыў шэсць такіх пастак — нідзе не было сучасных алярмных сістэм з датчыкамі, праз якія паведамляецца, што глушца злавілі. Калі яны ёсць у заказніка — чаму тады яны выкарыстоўваюць такі небяспечны метад?» — спрашивает Вадим Сидорович.

Вадим Сидорович считает, что начинать спасать глухарей надо не с питомника:

— Ёсць мноства даследванняў наконт таго, чаму знікае глушэц. Гэта адбываецца з-за з’яўлення вялікай колькасці драпежніка, янотападобнага сабакі. Ведаеце, у Бярэзінскім запаведніку былі 20-гадовыя спробы развядзення глушцоў у пітомніку — яны нічым не скончыліся. Птушкі атрымліваюць вялізарны стрэс падчас адлову.

Напоследок ученый показывает наезженную дорогу, которая петляет между деревьев. По его словам, она появилась в строго охраняемой зоне, где движение автомобилей запрещено, лишь пару лет назад.

— Я пытаюся ў дырэктара заказніка, чаму наездзілі дарогу там, дзе ездзіць нельга. Адказвае, што гэта накаталі квадрацыклы. Але якія квадрацыклы? Паглядзіце на шырыню каляі. Я асабіста двойчы бачыў на гэтай дарозе заказніцкі «УАЗ», поўны людзей, якіх прывозілі на ток.

О том, что здесь — особо охраняемая территория, куда нельзя заезжать на машинах, раньше сообщали специальные знаки. Но в момент нашего появления на месте никаких знаков уже не было.

Вадим Сидорович удивился пропаже и предположил, что знаки убрали сотрудники заказника. Нет их — и человек со стороны может не разобраться, что есть какое-то нарушение.

Ученый проходится напоследок по другим проблемным моментам Налибокской пущи. Так, сегодня большая группа ценных первичных дубрав возрастом от 200 до 400 лет не относится к территории заказника.

Леса Налибокской пущи. Фото: из личного архива Вадима Сидоровича.

— Гэтыя лясы былі зазначаны як месцы найбольшай аховы, але яны дзівосным чынам не трапілі на тэрыторыю заказніка. Мінлясгас не ўзгадняў тэрыторыю заказніка, покуль з яе не «вырвалі» тыя лясы. Па-за межамі заказніка яны высякаюцца. Гады два таму быў вялікі гвалт над гэтымі лясамі. Мне тады адказалi, што высякаюцца асіннікі. Так, па колькасці там можа і пераважае асіна або елка, і ўсё быццам па правілах, але разам з імі высякаюцца і апошнія здаровыя шматвекавыя дубы.

Вадим Сидорович добавляет: в заказнике разрешено вырубать только те леса, которые достигли 80−100 лет, в то время как именно вековые деревья надо бы сохранять для следующих поколений.

Фото: из личного архива Вадима Сидоровича

Ученый уверен: на территориях заказника надо активно развивать экотуризм. Привлекают туристов волк, рыси, другие животные, а также удивительные уголки пущи. В агроусадьбу жены ученого Ирины Ратенко только с начала этого года приехали больше полусотни иностранцев: из Великобритании, Германии, Голландии, Эстонии, Бельгии, Франции.

— Калі столькі замежнікаў здолела прыняць адна жанчына, то колькі можа прыняць заказнік з усім сваім штатам? Налібоцкая пушча — раскошная тэрыторыя, якая павінна служыць перш за ўсё ахове прыроды. Яны нашыхтаваныя на паляванне, а могуць зарабляць шмат у экалагічным турызме, без эксплуатацыі прыроды. Але, каб прымаць замежнiкаў, трэба ведаць мовы.

Вадим Сидорович со своей семьей и щенком по кличке Волк.

Минлесхоз: «С критикой насчет отсутствия англоязычного экскурсовода директор заказника согласился»

Директор заказника «Налибокский» Василий Гурков от комментариев отказывается. При этом он передал редакции официальный ответ Министерства лесного хозяйства на письмо Вадима Сидоровича.

Там отмечается, что материалы по конфискации волчат из логова находятся в Следственном комитете, а министерство не имеет права вмешиваться в ход расследования.

Вадим Сидорович писал, что администрация заказника обращалась за разрешением на охоту на лося и козулю, а это может привести к травматизму людей, которые отдыхают на территории заказника. В этой просьбе Минприроды заказнику отказала, а значит, и повода для переживаний на этот счет нет.

Минлесхоз сообщает, что факты неправильного отлова глухарей не подтверждены. Разрешение на отлов птиц есть, а требований к тому, как именно их отлавливать, в законе нет.

По объяснению, которое Василий Гурков дал Министерству лесного хозяйства, дорога через глухариный ток наезжена «неустановленными» гражданами. Запроектирована установка шлагбаумов и фотоловушек, которые помогут установить личность нарушителя.

Сообщается, что директор заказника согласился с критикой насчет отсутствия в пуще англоязычного экскурсовода, вскоре такой появится.

 

Источник:   belohota.by/news/volki-i-brakonerstvo-v-zakaznike-nalibokskij/

 

Комментарии9

С одной стороны, его понять можно, он к ним привык, а может и не одного вырастил, только вот природе от этого не легче. Но регулировать численность необходимо, хочет он этого или нет, иначе это чревато последствиями, для самой же природы и животных обитающих в этом заказнике, да и не только в этом, а во всех заказниках вообще. Эти учёные уже много чего на химичили с природой, что и сами теперь удивляются этому.

Старовойтов Геннадий,
С одной стороны, его понять можно, он к ним привык, а может и не одного...  >>> 

Он, предлагает свой метод регулирования численности волка. Т.е. он не против того что много волка это плохо, он против того что волка тупо уничтожают под предлогом сокращения численности. 

Разве кому-то станет легче если волка не станет вообще? И все начнут вопить, ох ты, ах ты. Китайцы воробьев уничтожили и что полегчало? Просто в одном я с ним соглашусь, наши люди не знают границы дозволенного. Разреши им взять одного, возьмут сотню и не поморщатся. И не от всеобщей нищеты это. а от азарта, и в погоне за ощущением чувства халявы. 

Как в цивилизованных странах и в хороших, как правило частных охотхозяйствах, регулируют численность животных? Егеря изучают свое поголовье, не важно чего, оленя например, выводят охотников на возможность закрыть лицензию, но не по любому зверю, а по отбракованному. Т.е. есть олень трофейный, прекрасный производитель, генетика которого на высоте. От него прекрасное потомство. его добыча это огромный ущерб. Значит его надо сохранить от выстрела. А есть сильный взрослый олень, который  плохой производитель, но сильный доминантный самец. Он сам не оплодотворяет самок и другим не дает. Такого егеря должны отбраковать и чтобы не пропал даром, дать его под выстрел охотнику, за стоимость лицензии.

Я уверен, то же самое и с волками, но кому интересно отслеживать волков, поэтому стреляй всех подряд, а там как будет. природа отрегулирует.

Кесарчук Вадим,
Он, предлагает свой метод регулирования численности волка. Т.е. он не против...  >>> 

Здесь ты Вадим немножко не прав, нельзя делать сравнение с копытными животными, это немножко другое, здесь проще и намного. Так то, так Вадим, но это не копытные животные и их никто не будет так уничтожать, как например лосей, кабанов или как ты пишешь воробьёв в Китае, нет, ты вот следишь за темами и сколько везде пишут и говорят, что везде  проблема с отстрелом волка, потому что, ни кто не хочет этим заниматься из-за низкого стимула для охотников. А, не в том, что их уничтожают поголовно, такого нет и ни когда не будет, тем более  у нас. Конечно ни кому не интересно заниматься, только исключительно этим вопросом, это и понятно, кроме учёных и то не всех, за исключением. Я его тоже понимаю, но он не совсем здесь прав, волка не так просто отследить, как например лося или кабана или других копытных, правильно, он как занимается ими вплотную, можно сказать, что живёт с ними, так он и знает про них всё, какой старый, а какой больной и какого можно изъять из природы без ущерба для неё. Но, так как он живёт с волками и знает про них всё,  я думаю, что ни один егерь, так делать не будет и тем более с волками, да это и не входит в их обязанности по волкам. 

Старовойтов Геннадий,
Здесь ты Вадим немножко не прав, нельзя делать сравнение с копытными...  >>> 

Гена, это все понятно, это ведь все лишь теория. Конечно это осуществить тем более в наших условиях невозможно. Но речь идет о варианте СУПЕР. Т.е. к чему надо стремиться. Мы же стремимся вывести чистопородную лайку с улучшенными охотничьеми качествами и все время в этом совершенствуемся. Проводим отбраковку, особенно жесткую в Сибири и на Северах. Где лайка не соответствующая определенным требованиям будетпросто уничтожена, чтобы случайно не подпортила породу, независимо от мнения зоозащитных организаций. В природе за нас это делал естественный отбор, где слабый и неспособный просто погибал. Но мы вмешиваемся в процесс естественного отбора, путем отстрела и как правило лучших экземпляров. А что даем в замен? Ничего. Ты ведь согласишься со мной. что не возможно на охоте на зайца определить в кого ты стреляешь, а как правило это самка, в 70% случаев. Тут ни чего не поделаешь, но надо думать как восполнить, уберечь вид и непосредственно породу. зайца надо разводить искусственно и выпускать для разбавления кровей в природу. И тоже самое надо делать с другими видами. С каждым свое конечно с научным подходом. Если уж назвались царем природы, то надо управлять с умом, а не царствовать. Сегодня мы дожились до того, что царствование, а не разумное управление, уже и в отношении нас происходит. Когда на человека уже смотрят и говорят, что он много ест и до хрена его развелось и регулируют процесс, войнами, болезнями, ценами и качеством на продукты и лекарства, уровнем медицины и т.д. Нам обидно. мы возмущены, ненавидими свое правительство, которое нас множит на ноль, но тоже самое и с животными. Не знаю как у вас, а у нас уже и охотиться не на что. Недавно мой друг и товарищ по охоте, сказал, что надо года на три закрывать охоту на зайца, иначе трындец зайцу будет. И это тот человек, который еще 5-7 лет назад, горячо спорил и материл депутатов, которые впервые заикнулись о необходимости закрытия охоты. Теперь сам пришел к такому выводу. 

Другой мой друг, ныне покойный, (царствие ему небесное) был главным охотоведом района и еще 6-7 лет назад, спорил с районным УООР о неправильном методе таксации зайца. По его расчетам поголовье зайца было значительно меньше чем отчитывался председатель УООР. Он предупреждал. что если так вести хозяйство и дальше, то поголовье зайца в угодьях исчезнет. Все его  недолюбливали за это, а сей час зайца то нет, значит он был прав. 

В Украине есть поговорка: Чому ты бидный? Бо дурный. А чому дурный? Бо бидный. Это абсолютная правда, мы все живем сегодняшним днем, ленимся применить научный метод (в частности и в ведении охотничьего хозяйства), потому что лень учиться, это приводит к обнищанию (потери от возможного естественного (природного) обогащения, а потом понимаем, что надо по новому, но учиться не за что, мы же ничего не заработали, а то что было проели. Так и живем ищем виноватых.

Кесарчук Вадим,
Гена, это все понятно, это ведь все лишь теория. Конечно это осуществить тем...  >>> 

Вадим, я же не спорю и написал, что тоже почти согласен с ним, но как ты сам написал, этим, никто сейчас в данное время заниматься не будет,  да и не надо это ни кому, разве только самим охотникам, но сами они это не смогут сделать. Да и дело то не в этом, а в том, что это практически невозможно. Как ты сам написал про зайцев, что не определишь кто бежит, самка или самец, так же и с волками, невозможно определить при ведении отстрела, кто там бежит самец или самка. И потом, он в основном борется с закрытием охоты на волка в заказниках, что в свою очередь тоже не правильно, получится, что заказник, станет очагом размножения волка и в свою очередь, волк, истребит в заказнике всю живность под чистую, ведь ему надо же чем-то питаться и будет расселяться дальше, в другие участки охотничьих хозяйств, а это заказник и там охота запрещена на любой вид животных, но регулировать численность, там всё равно необходимо и это однозначно. Наука наукой, сколько уже эти учёные сделали того, что уже необратимо, но и бывшая практика не последнее дело. По зайцу, я полностью согласен, заяц не волк, он вреда не наносит животным и считаю, что правильным будет закрытие охот на зайца русака и беляка в тех регионах, где это необходимо и охотники в этих регионах, где популяция его очень сильно снизилась, будут толькоза эти ограничения в охоте на него. С волком дело другое, его при всём своём желании, ну просто невозможно истребить подчистую и тем более в наше время, когда эта охота, стала очень даже не популярной среди охотников. Так же обстоят дела и с другими видами животных и птиц, численность утки, гуся, тетерева и так далее, упало в последние года катастрофически, а некоторые из  них исчезли вообще. 

Старовойтов Геннадий,
Вадим, я же не спорю и написал, что тоже почти согласен с ним, но как ты сам...  >>> 

Гена, каждый защищает свое. Поэтому этот ученый, тоже защищает свое, он изучает волков и для него все крутится вокруг них. Ты абсолютно прав. Я не для того статью о нем выставил, чтобы мы все ломанулись действовать по его указке, а для того чтобы мы знали что есть альтернативное мнение. Ведь истина — это золотая середина между противоречивыми мнениями. Я лишь за то, чтобы все животные были в достатке и не исчезающими видами. А потому всегда прислушиваюсь к мнению разных людей и порой очень противоречивых, у каждого своя правда, а настоящая правда посредине.

Кесарчук Вадим,
Гена, каждый защищает свое. Поэтому этот ученый, тоже защищает свое, он...  >>> 

Совершенно верно, здесь я с тобой полностью согласен Вадим! Истина, познаётся в спорах!

Старовойтов Геннадий,
Совершенно верно, здесь я с тобой полностью согласен Вадим! Истина, познаётся...  >>> 

Согласен истина познается в спорах

Кесарчук Вадим,
Согласен истина познается в спорах

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Идет загрузка...