Форум «Охотники на все виды дичи и зверя. Центральный форум»

Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах... Подробнее
Участники форума получают самую свежую и интересную информацию о событиях в мире охоты со всех уголков планеты, и, конечно же, охотничьи новости своего края. Вы сможете узнать об охотхозяйствах мира и об условиях охоты в них. Сможете завязать новые знакомства, организовать компанию для охоты, получить ответы на самые разные вопросы. Владельцы собак смогут здесь найти натасчика и получить советы по дрессировке и уходу за своими питомцами. Кроме того, вы получите возможностью почитать охотничьи байки и отчеты об охотах, а также опубликовать свои интересные истории, фото и видео материалы. В специальном разделе можно продать или купить снаряжение, технику, оружие. Скрыть
Перейти к ленте форума   или  

Было дело. С подхода

Местоположение: Россия → Московская областьТалдомский район
Виды рыб/зверей/дичи: Лось
Методы рыбалки/охоты: С подхода

Было Дело

Валентин Лебедев

-Ваша Честь! Разрешите вопрос потерпевшей стороне?
 
«Потерпевшей» -  было произнесено подчеркнуто с ударением, смахивающим на сарказм.

Мировой судья, молодой человек, бывший сотрудник Талдомского ОВД, посмотрев на адвоката, кивнул головой:

-Да, прошу Вас…

Адвокат, или правильнее сказать адвокатша, тоже не старая, лет сорока женщина, с гривой неопрятных обесцвеченных волос, наглая, явно без тормозов особа, поднялась из-за стола и уверенная в значимости своего вопроса, прищурив глаза,  произнесла:

-А скажите ка,  потерпевший!
 
 О! Как она это сказала!!!

 -Как вел себя мой подзащитный при задержании?  Были ли у него собаки на привязи?

Еще не совсем понимая, к чему она клонит, я чистосердечно ответил:

-Ну как он мог себя вести?  Ружье в руках, лыжи под мышкой, рюкзак на спине,  две собаки на поводках. Сзади два егеря, я спереди и по два сотрудника милиции по бокам… Миролюбиво конечно.

Адвокатша, видно не раз прорепетировавшая  данную ситуацию, тут же выкрикнула, давно заготовленную фразу, обратив победный взор на судью и воздев палец к потолку:

-Вот видите, Ваша честь? Он даже собак на них не натравил!

Судья, шевельнув вправо головой и поправив ставший вдруг узким белый подворотничок, хмыкнул, поднял на нее глаза, спросил:

-Есть еще у Вас вопросы? ...


****

Черная декабрьская ночь, расцвеченная мириадами далеких звезд, подходила к концу. С юго-востока пахнуло теплом и внезапно подернуло непроглядной темью. Ворохнулись деревья, качнув ветками, откуда-то сверху полетели крупные, тяжелые снежинки. Они падали почти вертикально, бесшумно, обволакивая все вокруг ватным покрывалом, цепляясь за ветки и не удержавшись за них, срывались к земле.

Снег шел не долго, но плотно. Успел забелить потемневший, испещренный звериными следами пейзаж, обновить лесные опушки, приукрасить голый кустарник, подчеркнув красными пятнами еще сохранившиеся гроздья калины.

Рассветало. В деревнях вспыхивали желтым редкие окна, по совхозам, в коровниках, загудели аппараты первой дойки, по дорогам, нарушая свежий снег, заколесили первые машины.

Как всегда, первое, куда я заглянул с утра, было Талдомское отделение ГАИ. Здесь, еще перед началом планерки, можно было узнать о ночных происшествиях, касающихся непосредственно моей работы по охране животного мира. Заглянув к начальнику и выяснив, что для меня ничего нет, я навестил контору Талдомского охотничье-рыболовного хозяйства. Здесь уже собирались егеря, дымили сигаретами, что-то выясняя у охотоведа хозяйства, сдавали путевки, закрытые лицензии на копытных. Обычная понедельниковская суета.

В одиннадцатом часу начали собрание в кабинете директора. Егеря, по одному, докладывали о проведенных охотах, количестве отстрелянных животных, о промахах, о том, сколько загонов было сделано, сколько выстрелов.

Во время одного из докладов на столе у директора задребезжал телефон.

-Валентин Агафонович! Тебя…- мне протянули трубку.

-Агафоныч!-взволнованный далекий голос пробивался сквозь треск эфира.

-Агафоныч! Это ты? -  звонил охотник, проживающий в селе Большое Семеновское.

-Утром слышал неподалеку лай собак и три пулевых выстрела. Там у нас корова с телками на задворках вчера ходила…… Не по ним ли? Давай приезжай!- и объяснил, с какой стороны лучше подъехать.

На сборы ушло еще полчаса — пока решали, кого из егерей послать мне в помощь, пока заправляли машину егеря, старенькую «четверку», пока намечали план дальнейших действий, «ежели что».

Старший егерь, Слава Черных, почему-то носивший прозвище Тюрьма (хотя ни разу там не был), егерем был никудышным, но охоту любил, свои обязанности выполнял, был приставучим, как ягд — терьер и таким же настырным. А водилой так был, как говорят, от бога.

И мы с ним полетели.

Решили сначала  доехать до трассы Калязин — Загорск и посмотреть  заездные  — заходные следы. Проскочили развилку Мокряги  -  Большое Семеновское. Километра через два – нате вам, как нарисованные по не тронутому снегу, следы съезда автомашины.
 Вышли и разобрались в следах. Подъезжал Жигуленок, высадил человека с двумя собаками, развернулся и уехал в сторону шоссе на восток. А следы охотника с собаками зачастили через польцо к лесу. Здесь человек остановился, обул лыжи и отпустил собак.

Переглянулись со Славой:

-Наш….

-Беги Слава… Здесь не далеко, а я вернусь на всякий случай к машине. Звони, я на связи.

Тогда, только начали появляться маленькие, темно-синие «Нокия», что очень облегчало экстренную связь.

Ждать пришлось не долго. Заблямкал звонок и задыхающийся от негодования голос егеря защекотал ухо:

-Агафоныч!  Давай сюда! Ни хрена себе!? Всех трех положил…. Вот сучара!...  И ведь не взял ничего! Пыли скорее!

Закрепив на ногах  резинками лыжи, я помчался по следам.

В глухом ольховом мелятнике, среди кровавого месива стоял разгоряченный Слава и жутко ругался. Перед ним на площадке в четверть сотки лежали три лосиных  туши.
Лосиха отдельно, два сеголетка отдельно. Туши профессионально были развалены по частям, шкуры, головы, концы ног, требуха — громоздились  темной кучей.

-Вот это да! Вот это работа – толи возмущался, толи восхищался Тюрьма.

-Вот это скорость! Посмотри Агафоныч, ведь без топора разделал!

И действительно, следов от топора нигде не было видно. Все перерезано по суставам и аккуратно лежало крупными кусками на красном снегу.
 
-А ножичек у товарища, видно, классный….- предположил я.

Стреляных гильз нигде не было видно, похоже, браконьер был опытный.

 Параллельная строчка лыж выбралась из ольшаника и  уверенно побежала через лес, взяв направление на восток, немного скашивая угол к югу.

-Что у нас там, на Калязинской трассе? – спросил Слава.

-Похоже на Федорцово потянул — я сверил направление с картой.

— До дороги прилично, минимум часа три прошлепает. Давай гоним в милицию и в охотхозяйство, берем подмогу и возвращаемся сюда. Потом решим, что делать.

В течение часа группа задержания была сформирована. Наряд милиции их трех человек с водителем,  еще один егерь охотхозяйства и я.

Еще раз осмотрев место происшествия, стали совещаться, как поступить дальше. Я предложил пустить егерей вдоль лыжни охотника с двух сторон, не топча его следов, а всем остальным встречать товарища на дороге в районе деревни Федорцово. Егеря, по ходу, будут нас ориентировать о направлении движения. На том и порешили.

Вячеслав (Тюрьма), с другим егерем, поспешили за браконьером, а мы, оставшиеся, доехав до шоссе на Загорск, повернули вправо и остановились на развилке дороги, не далеко от деревни.

Здесь стали ждать сообщений от егерей.

Почти час эфир молчал. И вот, наконец-то:

-Валентин! Тут четвертый лось. Просто выпотрошен. Добивал картечью по голове. Валяется одна гильза папковая. Торопился видать…. По виду двенадцатый калибр. Ее не трогаем, идем дальше. Направление на Федорцово.

-Не спугните и не топчите след. Мы ждем — я оторвал вспотевший телефон от уха.

По расчетам встреча должна была произойти часа через полтора. Потянулись минуты ожидания.

Стало смеркаться. День подходил к концу. В машинах было тепло и уютно.
Зверь был обложен, стрелкИ расставлены, загонщики взяли след. Оставалось только ждать.

Время тянулось медленно, наше возбуждение возрастало. Финал приближался.
Раза два звонил Слава и сообщал обстановку. Место нами было выбрано правильно. Браконьер, хорошо знавший место, четко направлялся чуть левее Федорцово, как раз на голубенькую будку, автобусной остановки, где мы устроили засаду.

В очередной раз позвонил егерь и сказал, что вышли на поле, и они видят огни деревни:

-Ловите!

Все вышли из машин и стали вглядываться в темноту. Мой бинокль различил серую тень лыжника, неторопливо скользящую к нам.

 Мужчина, лет тридцати пяти,  в легкой одеженке, сбросив лыжи и подхватив их руками, уверенно выбрался из кювета на насыпь дороги.

Тут произошло то, о чем я и не подозревал, то, что не должно было произойти. Один из милиционеров бросился к охотнику и ударом кулака в голову, сбил его с ног.

Его оттащили и утихомирили. Браконьера разоружили, и вместе с собачками запихали в серый ментовский  УАЗик.

Мне пришлось изрядно поругаться с милиционерами, высказать все, что я о них думаю. Не знаю, поняли они или нет, но в голове шевельнулась нехорошая мысль о начале конца – не пошло бы все прахом… .

Худо-бедно, но доставили задержанного в Талдомское ОВД, где мной был составлен протокол о незаконном отстреле четырех лосей и просьба о возбуждении уголовного дела.

Протокола, естественно, охотник не подписал, уйдя полностью в несознанку, мол знать ничего не знаю и на лосей не охотился. Меня поразила такая спокойная самоуверенность. Ведь на снегу четко запечатлелась картина сегодняшней охоты. Оставалось только выехать на место оперативно-следственной группе и все оформить. И опять нехорошая мысль посетила мою голову – почему такое спокойствие? Куда столько мяса? Наверняка заказная поставка для какого-нибудь ресторана. Много пооткрывалось всяких частных заведений, куда с большой долей вероятности можно было поставлять дикое мясо.

Если моя догадка была верна, то мы столкнулись с группировкой, занимающейся этим бизнесом, а это значит, что предстоит очень трудная работа по раскрытию преступления.

На месте происшествия трудилась оперативно- следственна группа: фотографировали, что-то измеряли, фиксировали, собирали улики. Все тщательно записывали в соответствующие протоколы, рисовались схемы.

Часа в три ночи подъехал к следокам, пояснил кое-какие мелочи, настроение поднялось и тут же скатилось до ноля.

Какой-то сержантик, появившийся из темноты, подошел к туше лося и стал срезать мясо. Оторопев от такого беспредела, я схватил его за шиворот куртки и отшвырнул в сторону.

-Ты что делаешь? — во мне закипала злость.

-Да ладно,  Агафоныч…. Мы там, на даче, уже печенку жарим, поехали с нами?!

И, странным образом, все засуетились, засобирались. Заговорили о завтрашнем дне, мол продолжим по светлому,  утро вечера мудренее, да и выпить хочется,  печеночки пожрать….

Собрались и канули в ночь, направляясь в село Большое Семеновское.
Ничего не оставалось, как поскрипеть зубами и  вернуться в дежурную часть ОВД.
Там дознаватель «пытал» браконьера.
 Под утро допрос закончился и нарушителя…… отпустили.

За воротами отдела его уже  ждала машина.
 
Все пошло наперекосяк. Сотрудники разбежались, передавая дела очередной смене. Пришлось ждать начальство.
Дождался заместителя начальника ОВД. Происходила смена руководства. Нового начальника отдела я еще не видел, а вот к заму сразу обратился с претензиями:

-Николай Анатольевич!? Как же так? Все бросили на полдороге. Одежду браконьера на экспертизу не забрали – ведь должна же быть кровь. Обыск дома не провели, а он уже домой приехал и все, что было, зачистил….

-Сейчас все исправим – и обыск и экспертизу — подполковник был возмущен таким положением дел. Все было преподнесено на блюдечке с голубой каемочкой, только пенки снимай! А тут такой бардак…

Работа была продолжена, но естественно, ни к какому результату не привела. Одежда нашего охотника уже крутилась в стиральной машинке,  дом, в деревне Федорцово, где жил охотник, был промыт с хлоркой.

Надо было решать проблему с доставкой мяса лосей в заготконтору.

Желающих пособить набралось много. Несколько егерей, какие-то охотники, представители от милиции. И началась игра, кто сколько украдет! Как только не изощрялись! Мяса понапрятали под снегом! Вывозили в сидениях буранов, в чехлах из под ружей, кажется даже в карманах. Но на крупных частях были заметны недостающие куски (наивные!) и таможня, в моем лице, отбирала похищеное. Конечно, потери были неизбежны. Погрузили мясо в мой Форд Транзит и я уже спокойно нацелился в Талдом, сдавать мясо.

Но испытания еще не кончились. Перед городом меня встретила двадцать четвертая Волга начальника ОВД.

 Остановили. Из Волги выполз нетрезвый человек небольшого роста, с заметным брюхом и направился ко мне.

-Новый начальник Талдомского ОВД — представился и назвал фамилию.

Начал мне объяснять, что он только назначен на эту должность, что ему надо закрепиться, произвести хорошее впечатление на вышестоящее начальство и прочее и прочее.

-От меня-то, что надо?  — спросил его напрямую.

Покочевряжившись, понадував губы, посопев, тот выдавил:
-Перегружай мясо в мою машину.

-Машина не развалится? Здесь почти шестьсот килограмм.

 Я тоже попер в наглую.

Тут начались угрозы, увещевания, просьбы. Красное лицо новоиспеченного начальника изрыгало гнев, маленькие глазки, подернутые желтым налетом похмелья, тускло сверкали.

Явно разговор принимал оборот не в мою пользу. Я не испугался – страха не было, но приходилось, как-то, выкручиваться перед натиском этого самодура.
Пошел на компромисс:

-Предлагаю Вам взять пару ног и, оплатить стоимость мяса в заготконторе.

Главный мент впал в транс. Морда побагровела и он открыл рот, чтобы возразить, но я его опередил:

-Больше ничем Вам помочь не могу.

Рот закрылся, по скулам заиграли желваки. Что -то прикинув, поразмышляв, человек повернулся к своей машине и махнул рукой. С переднего сидения выскочил шофер и приблизился к нам.

Я открыл машину и показал на пару лосиных ляжек, лежавших с краю.

-А побольше можно? — вопрос прозвучал уже заискивающе.

-Нет.

Шофер сбегал два раза туда -  сюда и мы разъехались.

Сдал оставшееся мясо государству, получив все справки у ветеринара, наведался к заместителю, подполковнику Орешкину. К слову надо заметить, что это был один из небольшого числа правильных ментов. Объяснил ему ситуацию.

-Агафоныч, не беспокойся. Деньги соберем и оплатим. Подойди завтра с утра.
 
А утром звонок из прокуратуры:

-Вас вызывает к 10 часам районный прокурор — голос секретарши был холоден и безразличен.

-По поводу? — только и успел вставить я.

-Распоряжение прокурора — …и ту-ту-ту…. Трубку положили.

-Ну вот, началось -подумал я. Наверняка просьба новой ментовской метлы, проверить, сдал ли я мясо.

Предчувствуя не ладное, помчался к заму. Тот меня уже ждал:

-Вот Валентин, справка об оплате пятидесяти восьми килограмм …- камень упал с плеч. Наступило успокоение.

Народу к прокурору было много, но меня пригласили первого.

Прокурор, надменно глядя со своего, противно скрипящего кресла, сразу  задумал ошеломить меня вопросом:

-Мясо сдали?

-Конечно. Вот справка из Заготконторы.  -  протянул ему голубенькую бумажку.

-Что-то мало сдали… — прищурился и засверлил меня взглядом.

-Остальное еще вчера купил начальник Талдомского ОВД.

-Как купил? Вы же ему сами отдали… — прокурор недоумевал.

-Пожалуйста, вот квитанция об оплате -протянул ему еще бумажку.

Прокурор выхватил ее у меня и посмотрел на свет, убеждаясь в ее подлинности.
Напряжение схлынуло, придраться было не к чему.

-Спасибо. Можете идти.

Еле сдерживая улыбку, я выскочил в коридор.

Потекла рутинная работа по подготовке материалов  в суд. Настроения не было.

Тягомотина.

И вот, наконец-то суд. Ничего хорошего от него я не ждал.

****


-Есть еще у Вас  вопросы?- судья поднял голову и посмотрел на адвокатшу.

-У меня вопрос к свидетелю — поднялась и обратилась к свидетелю, фигурировавшему в деле.

-Скажите, свидетель, это Ваша подпись? Подойдите….

Невысокий, коренастый мужчина, тракторист из деревни Юркино, шустро подбежал и посмотрел на протокол осмотра места происшествия.

-Конечно моя…- и взглянул на спрашивающую.

-Очень хорошо. А Вы, сами, видели убитых животных? — женщина в упор посмотрела

на свидетеля.

Вот тут все и закончилось….

-Нет…  Меня попросили подписать….

Адвокатша победно  захихикала, скривила губы и, поклонившись судье, развела руками.
 


 

Комментарии3

Таких вот ситуаций, очень и очень много сейчас, да и раньше не меньше было и у меня когда я работал егерем.Рука, руку моет!

Старовойтов Геннадий,
Таких вот ситуаций, очень и очень много сейчас, да и раньше не меньше было и...  >>> 

Да уж очень печально. но действительно браконьеры стали умнее и безнаказенней. а сотрудник, давший в морду мог быть реально подставным человеком.

сейчас нет заготконтор, и мясо пропадает или его сжигают. реально законного пути его реализовать нет, т.к. оно добыто незаконно

Антипов Денис,
Да уж очень печально. но действительно браконьеры стали умнее и...  >>> 

Вот это и плохо, а ведь мясо то, хорошее и почему бы например, его не пустить в реализацию, через торговую сеть, нежели его уничтожить. Так же обстоят дела и со сбитыми автомобилями животными на дорогах, нельзя это мясо реализовывать, оно подлежит только утилизации и это не правильно, это по закону. А вообще то, это мясо, если быть до конца честным, расходиться по мешкам, между гаишниками и представителями охотнадзора и это факт!!!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Идет загрузка...