Форум «Конкурс для охотников "Трофейная активность 2016"»

Форум конкурса для охотников «Трофейная активность – 2016». Мы приглашаем охотников со всех стран поделиться знаниями и опытом, рассказать о собственных методах и приоткрыть секреты охоты с... Подробнее
Форум конкурса для охотников «Трофейная активность – 2016». Мы приглашаем охотников со всех стран поделиться знаниями и опытом, рассказать о собственных методах и приоткрыть секреты охоты с богатыми трофеями. Скрыть
Перейти к ленте форума   или  

Лайка! универсальная охотничья собака!. Соболь

Местоположение отчёта: Россия → Эвенкийский район. Охота в Красноярском крае
Виды рыб/зверей/дичи: Соболь
Методы рыбалки/охоты: Ходовая с Лайками

Лайка – универсальная, охотничья собака.

Хочется поделится  с Вами о Эвенкийских Лайках.

Скажу сразу, я не большой специалист по собакам, но  есть чем  поделиться и рассказать одну историю. Когда жил на Севере,  а там каждый третий —  охотник, собака обязательно присутствует у каждого, без нее в тайге трудновато, она глаза и уши охотника. Эвенкийские лайки рождаются и умирают – Охотниками! Других собак там практически не держат. Эти, одаптированы с рождения и с легкостью переносят суровые условия Севера. Их воспитанием почти не кто не занимается, лишь промысловики придирчивы к родословной и содержат своих собак после сезона охоты строго в вольерах. Остальные имеют «разных» хозяев и живут на вольных хлебах, но каждая знает свой район, где выросла, облаивают и  нападают на чужаков,(собаки) если они там появляются, даже рядом с человеком. Молодых щенков, они воспитывают сами и довольно жестко, каждая из них знает свое место. Среди них есть обязательно вожак и они ему подчиняются.  Живут они в подъездах или сарайках знают всех соседей и всегда вольны. Кошек на улице не когда не увидишь и живут они в домах, если хозяева прозевали – то сразу «Царство небесное». Нередко можно увидеть картину, как они сворой облаивают загнанную белку, да и соболя бывали, прямо в поселке.  В полтора, два года, они уже знают, что такое Тайга и охота. В первую свою осень я частенько охотился на полярных куропаток и только выйдя с подъезда с ружьем, две, три лайки сразу «обкладывали» меня и уже знали куда  иду и бежали впереди меня, других отгоняли. Пока перейду реку, а они уже голосят. загнав белку, а то и две и вот тут начинается самое интересное. Иду конечно на голос, а вдруг соболек, который в то время стоил не малых денег  (промысловики охотились все на соболя), но как правило белка, сбить ее с листвяжки, особого труда не составляло, дробь тройка, чуть дальше от дерева, выжидаешь когда любопытная высунет голову, мгновение для отвода мушки см на 25 от головы и как говориться – белку в глаз. Пока она валится, лайки прыгают одна выше другой, чтоб захватить Трофей и сразу в бега! Ты естественно не успеваешь и командам они не поддаются, бывало, что и разрывали белку, поэтому приходилось стрелять поверху в их направлении, трусливые сразу убегали в поселок, трофей бросали и сидя чуть в стороне наблюдали за моей реакцией. Вот когда поделишься с ними своим обедом, они становятся управляемые и хоть как-то слушают твои команды. Куропаток гоняли на раз, что даже выстрелить не успеваешь, но правда и возвращали, а с под снега «выкуривали»  и уже не утаскивали, но бывало и всякое. Промысловики своих лаек воспитывают строго на следы и запах соболя, при этом не разрешают гонять им «птичек». На осенних охотах,  лайки служат хорошими охранниками и сигнализируют о появлении недалеко крупного зверя. Учуяв косолапого, их холка встает дыбом, они издают злобное рычание и тулятся к ногам охотника (если одна), без команды в бой не пойдет. Свежий след сохатого или оленя, они начинают активно себя вести, раскручивая след и только после команды уходят на поиск и своим лаем, дают знак, что зверь остановлен или  обозначен. При команде – Где соболек? – они сразу в первую очередь осматривают деревья и только увидев, подают голос. О их преданности ходят легенды!

Мои  Лайки!

Первую лайку мне подарили, в первую осень, узнав, что я охотник. Пришлось выставляться — 2 пузыря водки, а это месячная норма на одного взрослого человека, ну и поляна. Конечно, дело не в деньгах и поляне, просто отношение людей там всегда дружелюбное. К моему стыду, я ее не усмотрел и она через месяц умерла от чумки, не спасли не уколы, не народные методы! Очень было жалко, особенно доче, она к ней так привязалась, к тому-же маленькие все красивые. На следующий год, мама с буровой привезла мне кобелька, ему уже было месяца около трех. Тоже с осеннего помета, а осенью считается всегда крепкие щенки. На вид он был – невзрачный, чуть лохматый и имел вид бродяги, я понял, что это метис, на буровых полно собак, но принял все как есть. Он быстро освоился, подружился с соседями и жил на втором этаже под нашей входной дверью Взрослые лайки гоняли его и приходилось защищать, но после недолгих прикормок все у них наладилось, они его приняли. Назвал я его – Тарзан! уж больно шустрый он был во всех отношениях. Ко мне он сильно привязался и уходя на работу он всегда сопровождал меня, а я его прогонял, боясь, что в чужом районе местные его порвут, но он и там, со временем навел «связи». Приучил его к определенному свисту и стоило, просвистеть, как он, не известно откуда нарисовывался и лез меня целовать. Сразу  на  всех лапах, ему «купировали» верхние когти, это мне подсказали, так-как снег  там очень высокий и если есть, то они подрывались и кровоточили, а иногда, собачки и погибали. Весной мы поехали, на журавлиные озера, на перелетную утку и гусей, это был его первый выезд в тайгу, да еще и на лодке, но вел он себя достойно. По пути мы добыли несколько турпанов, утка которая летит низко над водой и не очень красивая, из-за своего горбатого носа,  Тарзан проявил к ним интерес и даже попытался попробовать их  на зуб, но после трехразовой команды – нельзя, получил по морде и улегся с обидчивыми глазами на трапик. На базовом зимовье он облазил все кругом и наставил своих «меток», пока мы готовили перекусить.  Отдохнув, после дороги, решил сходить на ближайшее озеро, а ночью хотели его познакомить с током. Идя по тропе, он на мое удивление держался рядом, чуть вперед и выжидает, но вдруг сорвался в сторону и поднял мне пару куропаток, стрелять не стал, как-бы не пугануть его, да и озеро было совсем рядом. Осторожно пробравшись через тальник, предо мной открылось озеро, забереги были приличные и еще стоял лед. Вдруг от берега шевеление и табунчик свиязей взмыл в воздух, я отдуплился, пара уток упали прямо на край льда, но одна трепыхалась, мой сорванец, без команды ринулся доставать. Но не тут-то было, холодная вода и глубина, но это его не остановило, он поплыл к трепыхающейся утке и не обращал внимания на мои запретные команды. Плыл он довольно уверенно, но вот край льда, лапы на лед, а он валиться иголками, он в сторону, а там тоже самое! –Назад! – кричал я ему, но он стоял на своем и пробивал тропу к заветной цели. Лед был не толстый и крошился под его лапами и вот ему удалось заскочить и сразу к дичи, схватив утку, а та трепыхалась крылом в его небольшой пасти и сразу назад! Я стоял восхищенный и помогал ему словами, добравшись до берега, он бросил дичь и сразу обтрусился, а та не долго думая опять в воду, но тут подоспел я и схватил ее за крыло, а он радостно прыгал и своим лаем просил отдать его добычу.  Вторую потом достал спиннингом, а тока уже не было. Это был его первый опыт!

И вот та история, о преданности  Лайки и охотника.  За лето Тарзан возмужал, подрос, получил пару шрамов и стал более степенным. Поздней осенью, перед самым ледоставом, поехал добыть мяса, да и уток с гусями посмотреть. По дороге не чего не попалось, хотя и сплавлялся местами, без мотора, чтоб не шуметь и к вечеру мы попали на то-же зимовье. С утра планировал сходить на озера и потом опять на сплав, так все охотятся осенью на мясо, вода в реке не столь большая и звери, сохатые, олени и мишаня, переплывают через реку и тут у каждого свой расчет на добычу. По тайге зверя не выследишь, да и тащить далековато однако, а тут все сразу и под рукой. Проснувшись утром, я не услышал радостного лая! Выйдя из зимовья, посвистел, позвал, но его не было. Вскипятил чайку и позавтракав, собрал с собой  походный пай двинулся на поиски. Прежде всего решил проверить ему знакомые места, а память у Лаек очень хорошая, пошел на озера. Обколесив там все округи, и свистел и звал, даже и стрелял, но его не было, пошел в сторону тока. Мне было уже не до охоты, мысли работали только об одном – где делся это сорванец?, что заставило покинуть зимовье? На следующий день, а его так и не было, решаюсь курсировать вдоль берега, ведь мотор слышно намного дальше в тайгу, но и это результата не дало. Так продолжалось еще двое суток. С утра сплавившись километров на пять вниз по реке, опять поднимался на малом газу, время от времени постреливал, не теряя надежды. Бензинки было уже в натяжку и думал еще пару спусков и домой! – значит не судьба. Как всегда, на подъеме вверх, сработало боковое зрение – он бежал по камням и радостно лаял,  мотор приглушал звук, развернув лодку к берегу, я приближался, он от радости прыгнул в реку и отчаянно пытался плыть ко мне, но течение сносило его и вот она долгожданная встреча – я вытащил его за шкирку. А он не смотря на холод, принялся меня облизывать. Радости не было придела и у него и у меня и вот тут я увидел первый раз собачьи слезы, да и сам тоже прослезился. Приплыли к зимовью. Быстро костерок, покормил его юшкой и сварил ему каши в дорогу, а он все крутился возле моих ног!  Охота не получилась, да и черт с ней, зато свою собачку нашел, а охоты, еще все впереди! По дороге добыли уток и благополучно вернулись домой!   Вот такая получилась история! Где  был столько время, знает только он! Но вот что заставило —  охотничий инстинкт или любопытство  –  вот в чем вопрос!

P. S.  Фото его нет к сожалению, тогда было не принято фоткать собак. А это фото товарища.

Комментарии0

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Идет загрузка...